СЗПДн. Анализ. Низы не могут, верхи не хотят.

Летом этого года, в связи с выходом различных комментариев и информационных ресурсов по ПДн от Роскомнадзора несколько экспертов обрушились с жесткой критикой данной Службы: дескать всё неправильно, экспертов не позвали, нельзя РКН ничего комментировать, комментировать можно Минкомсвязи и т.п.

В итоге мы получили ситуацию когда оператор, желающий задать регулятору насущные вопросы, например такие:

1) Относится ли обработка анкет кандидатов на работу с вопросом "Имеется ли у вас судимость?" и вариантами ответа "Да" или "Нет" к обработке персональных данных о судимости (часть 3 статьи 10)? 

2) Относится ли получение от кандидата на работу "справки об отсутствии судимости" и хранение такой справки в организации к обработке персональных данных о судимости (часть 3 статьи 10)?

3) Относится ли обработка персональных данных о судимости к обработке специальных категорий персональных данных (часть 1 статьи 10)?

4) Относится ли код заболевания, указанный в соответствии с Международной статистической классификацией болезней (МКБ) к персональным данным о состоянии здоровья?

5) Относится данные типа "группа инвалидности - вторая" к персональным данным о состоянии здоровья?

6) Относится ли обработка данных о гражданстве в совокупности с ФИО, адресом, паспортными данными к обработке специальных категорий персональных данных (часть 1 статьи 10)?

получает от Роскомнадзора посыл типа:

а от Минкомсвязи ответ следующего содержания:

И кто только учил Минкомсвязи деловой переписке? На шесть конкретных вопросов, получаем 2 цитаты из законодательства и ни одного ответа.  Коллеги – эксперты, это их вы советовали в качестве разъясняющих законодательство? 
Спасибо, не надо. Уж лучше РКН.

PS: Кстати. 26 октября и 2 ноября 2015 года Управление Роскомнадзора по Южному федеральному округу проводит семинары с операторами персональных данных по темам:

·        

26.10.2015 в 14-00 по теме: «Законодательство Российской Федерации в сфере обработки персональных данных»

·        

02.11.2015 в 14-00 по теме: «Обработка персональных данных работников. Проблемные вопросы обработки персональных данных работников и соискателей»

Запись на участие в семинарах производится не позднее 22.10.2015 по тел. (861) 201-51-30.

Anti-Malware Яндекс ДзенПодписывайтесь на канал "Anti-Malware" в Яндекс Дзен, чтобы первыми узнавать о новостях и наших эксклюзивных материалах по информационной безопасности.

Газпромбанк пожаловался на мощную DDoS-атаку

6 сентября на сервисы Газпромбанка натравили ботов. В результате DDoS-атаки пострадали сайт компании, кол-центр и смс-провайдер. ИБ-отдел Газпромбанка жалуется, что бизнесу в кибервойне не помогают силовики.

“Прошли те времена, когда модель угроз состояла из криминала, а целью была нажива. Теперь это политически подкованные группы с идеей что-то обрушить, сделать что-то плохое”, — этими словами начал свое выступление на Business Information Security Summit Александр Егоркин, первый вице-президент Газпромбанка.

Егоркин рассказал о масштабной DDoS-атаке, которой подверглись сервисы Газпромбанка 6 сентября. Хактивисты настроили тысячи ботов, которые одномоментно заполняли анкеты на сайте банка. Злоумышленники вбивали в форму данные из утечек интернет-провайдера, а тот автоматически рассылал сообщения по указанным номерам телефонов.

В итоге “упали” сайт и кол-центр Газпромбанка, а также сам смс-провайдер, рассказывает Егоркин.

“Надо отдать должное, атакующие серьезно готовились”, — оправдывается Егоркин. В тот же день атакам подвергся банк-клиент и сетевой экран Газпромбанка. По словам топ-менеджера, на восстановительные работы ушло примерно четыре часа.

Егоркин считает, что в сегодняшних сложных условиях кибервойны банки остаются один на один с хактивистами. Силовые структуры не уделяют должного внимания ни предотвращению, ни расследованию инцидентов.

Нас “дидосили” с российских, белорусских и китайских IP-адресов, добавляет ИБ-специалист. “Интернет-проксеры” и правоохранительные органы могли бы оперативно найти центр управления атаками и заблокировать сервер. Но этим никто не занимается.

“Каждый сам за себя в этом киберпространстве”, — сожалеет Егоркин.

Представитель Газпромбанка считает, что государство должно активнее помогать бизнесу в борьбе с атаками.

Уже на другой дискуссии, участников круглого стола “Ландшафт и стратегия ИБ голосами практиков” спросили, нужно ли государству больше вмешиваться в “разборки” больших бизнесов с киберпреступниками.

Крупные финансово-коммерческие организации должны сами оценивать свои риски, высказался Роман Морозов, руководитель Управления информационной безопасности Департамента безопасности, Capital Group.

Государство уже и так достаточно делает, добавили другие спикеры.

На рост атак жаловался и представитель коммерческого банка Кыргызстана.

Все мошенники, которые до этого терроризировали своими звонками российских пользователей, перешли на наших граждан, — уточнил начальник Службы ИБ Батырбек Абдрашитов. — В том числе потому, что официальный государственный язык в Кыргызстане — русский”.

Аферисты масштабировали свои сценарии на киргизских граждан.

После введения антироссийских санкций Кыргызстан стал плацдармом для поддержки “изъятых” в России банковских услуг, напоминает Абдрашитов. Риски при этом возросли.

“Нам было бы полезно и приятно принять участие в киберучениях вместе с российскими коллегами”, — добавляет Абдрашитов.

Есть вопросы у бизнеса и к импортозамещению, которое теперь принято называть “цифровой независимостью”.

В Газпромбанке больше половины систем уже импортозамещены, рассказывает Егоркин. Еще несколько десятков продуктов проходят тесты. По словам топ-менеджера, основные претензии к российским решениям — нагрузочные характеристики, слабая функциональность, сбои и “недружелюбный” интерфейс.

С такой оценкой согласен и Юрий Забавин, начальник отдела ИБ РусГазШельф:

“Многие российские решения, которые предлагают сейчас наши вендоры вместо ушедших, имеют костыли. Многие топовые решения ушли с рынка. Российские же не могут полноценно заменить. Интерфейс, нагрузочные характеристики не справляются, многое в стадии разработки. Мы ищем отечественные аналоги, которые бы нас удовлетворили. Но многие иностранные решения по деньгам были дешевле, чем наши. Сейчас я формирую бюджет. Пока не знаю, как буду защищать этот бюджет, если решения в 2022 году на такое же количество людей, стоят намного дороже, чем в 2021”.

Сдержанные эмоции вызвала у представителей бизнеса инициатива оборотных штрафов за утечки. На первой пленарной сессии BISS’22 регуляторы активно требовали большей ответственности для игроков.

По мнению вице-президента Газпромбанка, если банк внедрил все нужные ИБ-решения и соответствует требованиям, его не за что наказывать.

“Любая система уязвима, — считает Егоркин. — Тот, кто говорит, что можно построить неуязвимую систему, ничего не понимает в ИБ. Имея неограниченный денежный и временной ресурс, можно взломать любую систему”.

Кроме того, высокие оборотные штрафы могут спровоцировать шантажистов, считают участники дискуссии.

Оборотные штрафы за утечки — это философский вопрос, готового решения пока нет, заключили эксперты ИБ от бизнеса.

Anti-Malware Яндекс ДзенПодписывайтесь на канал "Anti-Malware" в Яндекс Дзен, чтобы первыми узнавать о новостях и наших эксклюзивных материалах по информационной безопасности.

RSS: Новости на портале Anti-Malware.ru