Сергей Ильин

Интервью Натальи Касперской для журнала Финанс

В этой теме 2 сообщения

Предлагаю всем ознакомиться с объемным и интересным интервью с Натальей Касперской, генеральным директором компании "Инфовотч" и председателем совета директоров "Лаборатории Касперского".

****************************************

Наталья Касперская умудряется справляться с двумя компаниями и воспитывать четверых детей. Одна из наиболее успешных российских бизнес-леди, до 2007 года руководившая «Лабораторией Касперского», теперь занимается собственным проектом. Но прежнего работодателя без внимания не оставляет.

18-vh-s.jpg

Наталья, вам сложно объяснять клиентам, чем занимается Infowatch?

– Могу сравнивать с антивирусным бизнесом, в котором проработала почти 15 лет. По сравнению с антивирусом продукт более сложный, но интуитивно понятный. Достаточно сказать «возможны утечки» – и люди понимают, что с ними необходимо бороться.

Сильно помогает выделение отдельного сегмента рынка защиты от утечек в определениях IDC и других исследовательских агентств. Поначалу (продукт придумали внутри «Лаборатории Касперского» еще в 2001 году) сталкивались с трудностями. Дело в том, что у крупных компаний, с которыми мы работаем, бюджеты категоризированы. И если под продукт нет категории, то его просто не купят. Разговор короткий: «В какую область информационной безопасности вы попадаете? – Ни в какую. – Нет, тогда не можем».

Теперь с объяснениями стало легче, но и конкуренция появилась. За последний год она резко выросла – и в России, и в мире. Крупные международные игроки скупили мелкие компании, занимавшиеся защитой от утечек. Я опять сталкиваюсь с теми же конкурентами, что и на антивирусном рынке.

Какую долю рынка занимает Infowatch?

– Не менее 70%, мы – абсолютный лидер. Рынок, правда, пока маленький. Именно в этом году развернется настоящая борьба за него.

Есть за что бороться?

– По оценке аналитического центра Infowatch, объем российского рынка DLP (Data Loss Prevention – предотвращение утечек данных) в 2008 году составил порядка $20 млн. Что касается 2009-го, на этот год IDC делал прогноз роста порядка 30%. Конечно, по факту будет меньше – мы ждем 10–15%.

Слабовато для рынка, который только начинает развиваться.

– Продукты DLP сейчас нацелены на сегмент Enterprise. Это крупные, медленные клиенты. Цикл продаж составляет 9–12 месяцев. Еnterprise-рынок в принципе очень вязкий, долгий, сложный. Нельзя ожидать здесь взрывного роста.

Но, выходит, инерция должна накапливаться?

– По идее, да. Тот же IDC ожидает ускорения роста 30–35–40%, потом «плато» и снижение темпов.

Когда вы ждете достижения «плато»?

– Трудно сказать. Ранее планировалось, что пика роста рынок достигнет через пять лет. Но в этом году он явно будет меньше 30%. Дальше рынок может ускориться. А может замедлиться и потом дать резкий скачок. Не берусь предсказывать. Развитие ситуации во многом зависит от самих вендоров, насколько эффективными будут средства борьбы. Чего греха таить, текущие средства борьбы с утечками несовершенны. Много дырок, через которые можно залезть.

Впрочем, для столь юного рынка это нормально. Со схожей ситуацией я сталкивалась на начальном этапе развития антивирусного рынка, когда если система ловила 90% вирусов, это считалось очень хорошим результатом. Сейчас, если ловишь меньше 99,99% угроз в тестах – ты не антивирус, а непонятно что. Средствам борьбы с утечками еще предстоит пройти путь совершенствования технологий.

Развитие DLP решений будет идти в нескольких направлениях. Первый путь – технологический. Если мы хотим успешно бороться с утечками, то надо использовать все эффективные технологии или их комбинацию. Например, сейчас Infowatch применяет лингвистику. Можно определить слова или комбинации слов, отнести их к разряду конфиденциальных для данной компании, и уже по ним отслеживать документы, в том числе вновь созданные.

Есть технология цифровых отпечатков (fingerprints), которую мы недавно встроили. Ее суть в том, что она позволяет делать с файла «слепки» – части текста, которые используются как образцы для сравнения с потоком исходящей из компании информации.

Также мы используем технологию детектирования объектов – модуль, позволяющий выявлять в анализируемом трафике специфические текстовые объекты, выстроенные по определенным алгоритмам, например, номера кредитных карт.

Существует система меток, когда файл просто маркируется как конфиденциальный. Это одна из наиболее простых технологий, но требующая колоссальных изменений в информационной системе компании, как на этапе внедрения, так и в процессе использования. Поэтому мы ее не применяем.

Второй путь – увеличение числа каналов защиты от утечек. В компьютере много разъемов для подключения, скажем, флэшки, DVD или некой сети. Эти разъемы также надо защищать. Устройства вроде Blackberry или iPhone, которые подключаются напрямую в корпоративную сеть, тоже представляют значительную угрозу информационной безопасности предприятия, являясь весьма вероятным каналом утечки информации. О стандартных каналах вроде e-mail или http даже не говорю. Общее число каналов – несколько десятков. Пока мы защищаем только основные, но принцип Парето действует и на нашем рынке. То есть, инвестируя 20% усилий, мы закрываем 80% каналов.

Какие планы строите на пятилетнюю перспективу?

– Мне трудно говорить о долгосрочных планах. Бизнес очень динамичен, рынок – в начальной стадии. Меняются парадигмы, подходы. Поэтому мы предпочитаем рассчитывать на год. В случае стартапа такая политика абсолютно оправданна. Например, в прошлом году мы планировали небольшой рост на 25–30%, поскольку основной задачей было налаживание выпуска качественного продукта. В результате план перевыполнили, показав рост на 50%. Но пока это не самый важный показатель. Основная задача на 2009 год – выход на прибыльность, поскольку проект до сих пор инвестируемый. Хотя сейчас все DLP-вендоры убыточны. Мы можем стать первым игроком рынка, который выйдет в прибыль.

Расскажите о своем видении «светлого будущего» Infowatch.

– Сейчас основное направление работы – продажи крупным корпоративным клиентам. Они отличаются длинным циклом продаж и резкой сезонностью поступления денежных средств, что ставит компанию в сложное положение. У нас большинство денег приходит в конце декабря.

С сезонностью собираемся бороться двумя путями. Первый – выход на другие рынки. Продукт интернациональный, и мы можем продавать его не только в России. Активно работаем в Германии – там есть первые клиенты, формируется воронка продаж. А вот во Франции процесс пока немного затормозился, видимо, придется искать другого партнера. В качестве третьей страны рассматриваем Великобританию. Но она сейчас в такой рецессии, что мы, скорее всего, изменим эти планы.

Второй путь – развитие сегмента СМБ. В июне выходит первая версия продукта для средних и мелких компаний. Идея необходимости защиты начинает работать среди этих клиентов, мы видим серьезный рост спроса в этом сегменте.

Разве не логичнее начать с Великобритании?

– 90% наших конкурентов – американские компании. Те же имена, что в антивирусах: Symantec, McAfee, WebSense. Мы – единственный европейский разработчик на DLP-рынке. А английский рынок идет в тесной связке с американским. И выходить в Великобританию без США очень трудно. В свою очередь американский рынок очень большой. Его покорение требует серьезных инвестиций. Пока мы тренируемся на зайчиках, в роли которых выступают Германия и Франция. Поняв требования клиентов здесь, можно будет переходить к Штатам. Англосаксы хорошо понимают, что они хотят от системы защиты от утечек. Так что требования к продуктам там в определенной степени сформировались. В Германии это понимание очень приблизительное. А во Франции отсутствует вообще.

С чем это связано? Не воруют данные?

– Сложно сказать. Вот нет у них такой категории. Нет понимания, что это нужно. Когда говоришь им «Система защиты от утечек», твои слова однозначно ассоциируются с криптографией. И этот стереотип трудно преломить. Тебя не понимают.

Кстати, мы начинаем работать в Испании, там рынок более адекватный. Даже существует ассоциация DLP, приглашавшая нас выступить с лекциями. И мы увидели очень позитивный отклик. Изначально Испанию не планировали, а теперь думаем, что стоит. Тем более, поддержка испанского языка уже реализована. На Италию есть планы.

Прокомментируйте проблемы, возникшие с выходом компании в Германию.

– История как в сказке, когда крикнул, не подумав. Лингвистический движок использовал бессловарную морфологию немецкого языка. Мы анализируем слова, но не обязательно словоформы. При попытке запустить продукт с этим движком в Германии, выяснилось, что наша технология не работает на реальных документах. Дело в том, что в немецком языке есть две проблемы, сложные для автоматического распознавания. Первая – беглые приставки. Например, в глаголе ablegen приставка ab– может отделяться и оказываться в любом месте предложения. Догадаться в таком случае, что ab относится к legen, – задача для системы очень нетривиальная. Вторая проблема – сложные слова. Немцы очень любят слеплять несколько слов вместе… Таких сложных слов нет в словаре, и наша технология не срабатывает.

Так вот, перед выходом на рынок, никто не удосужился проверить работоспособность технологии. Мы сделали помпезный запуск, громко заявили о себе. И только потом узнали, что продукт невозможно применять. Слава богу, что запуск был сделан только для партнеров, и что мы не стали устраивать массированную рекламную кампанию. В результате нам пришлось делать морфологию для немецкого языка. На это ушло порядка года. И сейчас мы гордимся, что являемся единственной компанией в мире, использующей словарную морфологию немецкого языка в своих продуктах.

Теперь мы делаем второй заход на немецкий рынок. За это время подтянули качество продукта, нарастили функционал. Партнеры уже отсмотрели первую версию, им нравится, и они готовы смягчиться.

С какими проблемами Вы столкнулись, придя в Infowatch в 2007 году?

– Разработка была в тяжелом состоянии. Бывший генеральный Евгений Преображенский в свое время отвечал в «Лаборатории Касперского» за крупные корпоративные продажи. Поскольку Infowatch сразу был ориентирован на корпоративный рынок, его и решили назначить руководителем. В результате он и занимался только продажами. Но коммерческая разработка software – отдельное искусство, которое ему не давалось. А у меня самой в бытность генеральным директором «Лаборатории» до Infowatch просто никогда не доходили руки. «Лаборатория» росла со скоростью более 100% в год, ни о чем другом думать было просто некогда. Поэтому на Infowatch время выделялось по остаточному принципу.

В результате почти через 4 года работы Infowatch продукт работал с огромными проблемами. Мы поставили Жене deadline на решение этих проблем до июня 2007 года. Новая версия так и не вышла. Ни в июне, ни в августе, ни в сентябре. В октябре мы с Евгением расстались.

Я не виню Женю однозначно. Наверно, мне следовало больше ему помогать. Кстати, потом, придя в Infowatch, я обнаружила, что представляла себе бизнес иначе, оказалось, что здесь все другое – другие подходы, другие каналы, абсолютно другой маркетинг. У меня полгода ушло, чтобы вникнуть в дело.

Как кризис повлиял на число обращений в компанию и продажи?

– На число обращений – никак. Интерес даже вырос. Правда, надо понимать – у нас не хватает статистики из-за очень выраженной сезонности. В первом квартале продажи самые низкие. Пока план на второй квартал сильно больше прошлогоднего. Но все будут решать итоги октября-декабря. Среди клиентов, планировавших ставить Infowatch, однозначно отказавшихся нет. Первая тенденция – заказчики просят реструктурировать платеж. Либо отнести его подальше, либо разбить. Второй тренд – «Столько не купим, сначала сделаем пилотный проект».

Каких изменений во внешней среде вы ожидаете с вступлением в силу закона о персональных данных? Многие критикуют его за чрезмерную расплывчатость формулировок…

– Число публикаций на тему увеличится. Как следствие, интерес вырастет. В реальности, я не думаю, что новое требование принесет нам много клиентов. Я не верю, что произойдет резкий скачок, когда от совершенно плохой ситуации мы вдруг перейдем к идеально хорошей. Такого не бывает. Процесс будет долгим и мучительным, с проверками и коррупцией.

Какую долю в продажах займет СМБ?

– По сути DLP-бизнеса, система защиты от утечек больше востребована со стороны Enterprise. Радикального перераспределения спроса мы не ждем. Вряд ли доля СМБ в продажах составит больше трети. Мы все равно продолжим ориентироваться на крупных клиентов. Здесь мы уже подходим к тому, чтобы предлагать отраслевые решения.

Что будет обрезано в решении для SMB?

– Во-первых, все будет установлено на одном сервере. Такие показатели нагрузки в СМБ не нужны, поэтому требования по ней снизятся. Например, мы держим базу в несколько терабайт – для небольшой компании так много не надо. Лингвистическую технологию в первую версию не станем включать, но потом будем ее интегрировать. У продукта будет упрощенный интерфейс и не так много возможностей по аналитике, как у «большого» решения.

После выхода первой версии мы планируем совершенствовать систему согласно пожеланиям клиентов. Вообще говоря, выводить на рынок совершенно новый продукт очень сложно потому, что трудно сразу выдумать весь возможный функционал. Как это сделать? Либо проводить дорогие маркетинговые исследования по всей целевой аудитории, причем выборка должна быть правильной, иначе результат будет негодным. Либо следовать своему чутью. Второй путь сильно дешевле. Исходя из здравого смысла и консультаций с 3-4 компаниями, которые горят желанием и готовы быть бета-тестерами, мы составили функционал. А уж насколько он будет воспринят рынком – покажет будущее.

Кто обычно в компаниях занимается переговорами с вами: IT или служба безопасности?

– Это интересный момент. Общаемся мы со службой безопасности, иногда доходим и до топ-менеджмента. Айтишники зачастую выступают в роли оппортунистов. Они не желают, чтобы на системе висела еще одна непонятная штуковина, сопротивляются. Приходится с ними бороться, объяснять, что система нужна: «Да, она не защищает от 100% утечек, но где вы видели абсолютную защиту? И в любом случае это лучше, чем ничего». Часто удается привлечь их на свою сторону.

Кому принадлежит Infowatch?

– Основных владельца два: «Лаборатория Касперского» и ваш покорный слуга. У меня контрольный пакет. По одной простой причине: я сказала, что буду заниматься этим проблемным активом только в случае, если у меня будет контроль. Мне кажется, сделка прошла к обоюдной выгоде. Надо было решать, что делать с Infowatch: то ли закрывать, то ли инвестировать. Второй шаг был очень рискованным, так как мог «перекосить» «Лабораторию». Рассматривался вариант с продажей. Но, изучив показатели, решили, что продать дорого будет трудно. А дешево – нецелесообразно. Так я и стала владельцем Infowatch.

Задумываетесь о выходе из этого проекта?

– Рано. Для начала надо сделать работоспособный бизнес. И там уже будем думать: вывести ли его на биржу, продать ли за хорошие деньги или растить как независимую компанию. Можно попробовать собирать другие компании под нашу концепцию безопасности. Такой консалтингово-софтверный холдинг… У бизнеса много путей, но обсуждать их пока рано.

Сейчас вы продаете продукт через партнеров – чем хороша такая схема работы?

– Чтобы ввести свою систему продаж, мне надо нанять 40 продавцов в регионах. Мало того, к ним нужны внедренцы, которые постоянно будут в командировках. Зачем все эти сложности, если есть нормальные партнеры? Я вообще исповедую концепцию, что надо делиться. Люди, которые заинтересованы в твоем бизнесе и делают на этом деньги, будут тебя поддерживать. Одному сложно, хотя, конечно, существуют исключения вроде Dell.

Одной из причин, по которой «1С» стала лидером рынка, а «Консультант» обогнал «Гарант», была эффективная работа с партнерами…

– Мне кажется, это очень правильно. Я бы не смогла работать, как Майкл Делл, который продает свои компьютеры, минуя партнеров. А мы делимся. Есть группа лояльных компаний, которые заинтересованы в процветании Infowatch. Это замечательно, это обеспечивает нашу устойчивость. И если партнеров станет больше за счет выхода в сектор SMB, то наша устойчивость только повысится.

На чем сейчас основан успех «Лаборатории Касперского»? Вовсе не на супер-технологиях. Ведь качество технологий невозможно проверить извне. Коммерческий успех компании базируется на мощной партнерской сети, которую мне в свое время удалось построить. Сейчас у «Лаборатории» 30 тыс. партнеров по всему миру. Даже если что-то случится с продуктом, то эта огромная подушка безопасности позволит компании плыть еще очень долго. Делись, и тебе прибудет.

Сколько сейчас у Infowatch партнеров?

– Порядка 20, не считая зарубежных.

Сколько за 6 лет было инвестировано в Infowatch?

– Интересно, но мы не считали. Несколько миллионов долларов, я полагаю. С 2005 года пошли продажи, более-менее зарабатывать стали в 2006-м.

Почему в бытность генеральным директором «Лаборатории» вы не воспользовались удобным моментом и не вывели компанию на IPO?

– Мнения акционеров разошлись.

В чем причина разногласий?

– Кто-то считал, что надо выходить на биржу и использовать полученные средства для еще большего роста, а кто-то хотел оставить компанию домашней.

Общались с потенциальными организаторами?

– Мы провели большую работу для организации предварительного частного размещения. Думаю, его, как первый шаг к IPO, все-таки сделаем.

Что интересного вам рассказали андеррайтеры?

– Они очень позитивно оценивают компанию и ее шансы на успех даже на падающем рынке. «Лаборатория» показывает хороший рост. А ее устойчивость велика благодаря огромной партнерской сети. Флагманский продукт «Антивирус Касперского» реально входит в пятерку лучших в мире по качеству. Однозначно утверждать, что он № 1, не могу: мы же не можем выиграть все существующие тесты. Но программа действительно одна из лучших на рынке.

Какие оценки озвучивали организаторы? Например, журнал «Финанс.» в своем апрельском рейтинге самых дорогих компаний оценил «Лабораторию» в $600 млн.

– Как минимум в два раза больше.

До кризиса?

– И сейчас тоже. «Лаборатория» – то, что инвесторы называют unique story. Показатели роста и доходности долгое время остаются на высоком уровне. Мы вышли на 4-е место в мире среди антивирусных компаний по объему продаж. Денежные поступления в 2008 году достигли $360 млн. При этом у бизнеса высокая рентабельность и понятная бизнес-модель.

Насколько я понимаю, речь идет о сумме заключенных контрактов. Она сильно разнится с выручкой?

– Выручка по GAAP для антивирусов сложно считается. Если мы продаем годовую лицензию в декабре, и пусть даже сразу получили деньги, к выручке по GAAP мы можем отнести только 1/12 этой суммы. Поэтому revenue по GAAP примерно на 25–30% меньше.

В 2010 году «Лабораторию» можно будет оценить в $2 млрд?

– До сих пор компания ориентировалась на рост. Основной задачей было не получение прибыли, а ускорение или поддержание темпов роста. В этом году свои коррективы внес кризис, пришлось сокращать расходы. А сокращение расходов невольно влечет за собой снижение темпов роста.

«Лаборатория» с начала своего существования занималась региональной экспансией. Но такое развитие неизбежно заканчивается. Идти в Замбию-Конго-Нигерию не имеет смысла, поскольку затраченные усилия не окупятся. Число стран, которые потенциально могут принести доход, конечно. И мы, по большей степени, уже там работаем. Значит, дальше региональный рост будет неизбежно сокращаться. Надо искать новые драйверы роста. Таким толчком может стать выход в сегмент Enterprise.

Но можно развивать смежные направления, предлагая в нагрузку к антивирусу другие продукты...

– Есть такая возможность. Но для развития параллельных направлений нужны свободные средства. Либо чтобы скупать компании, либо чтобы организовывать их у себя. Последний путь – долгий и сложный. В «Лаборатории» приживалось только то, что легко прилепляется к антивирусу. Например, близкий по концепции антивирусу антиспам. Но вот мы начали развивать проект security as a service. То есть держим у себя хостинговую систему, а клиенты используют ее для удаленной работы по типу аутсорсинга. И выясняется, что это совершенно другой бизнес, который работает по иным законам. Мы три года его запускали. Только сейчас он начинает давать первые результаты.

А на покупку компаний у «Лаборатории» нет денег – она развивается за счет собственных средств. Фактически возможности роста у нас ограничены, если мы не делаем нечто радикальное по привлечению денежных средств: IPO, продажа доли финансовому инвестору.

Сколько лет «Лаборатория» сможет бурно расти?

– Думаю, постепенно темпы роста будут снижаться. В конечном итоге всё зависит от того, сумеем ли мы оседлать вторую волну – так выйти на Enterprise-рынок, чтобы это послужило новым драйвером роста.

Но в развитии путем поглощений тоже есть подвод­ные камни.

– Конечно, бездумная покупка компаний – не лучшая стратегия. Поглощения часто заканчиваются неудачно – не происходит синергии. Да, в первый год у тебя взлетает доход. Но уже на второй год эффект сходит на нет. Надо не просто купить, а купить умно: понять, что правильно впишется в бизнес, как мы сумеем обеспечить последующие темпы роста.

Вспомните про Symantec. Компания вдруг решила выйти на рынок хранения данных, купив Veritas, которая была в 2 раза ее больше. И уже пятый год пытается ее переварить. В это время цена акций Symantec снижается, показатели на антивирусном рынке – тоже.

Другой пример – McAfee. Бизнес компании стал падать, когда они накупили кучу всего. Потом сменился менеджмент, парадигма поменялась. И McAfee начал продавать купленное раньше. Теперь они жестко фокусируются на сегменте Enterprise security. В результате этих шагов капитализация McAfee стала расти. И сейчас она стоит всего в 2 раза меньше Symantec при шестикратно меньшем обороте. В индустрии есть внутреннее ощущение, что McAfee сильно оживилась. Могу ошибаться, но моя теория такова: у сфокусированных компаний больше шансов на успех. Конечно, есть исключения. Например, Microsoft. Но это отдельная история.

С чем связан ваш уход с поста генерального директора «Лаборатории»?

– Усталость накопилась, разногласия появились. Я решила заняться чем-то другим. И тут кстати подвернулся Infowatch. Хотя я и работала много лет управляющим большой компании, но ощущаю себя не столько крупным управленцем, сколько бизнесменом. Мне нравится запускать бизнес, развивать его. А последние два года в «Лаборатории» приходилось заниматься контролем роста. Неинтересно. Кроме того, когда масштаб и сложность задач вырастают на порядок, надо привлекать профессиональных управленцев.

Какое участие в управлении «Лабораторией» вы принимаете как председатель совета директоров?

– Есть чисто формальная обязанность – сборы совета директоров. Кроме того, я участвую в двух комитетах. Первый – risk committee, где мы анализируем возможные риски для бизнеса, поручаем проведение исследований и даем рекомендации. Второй – продуктовый комитет, связанный с управлением портфелем из порядка 30 продуктов «Лаборатории». Довольно сложно принимать решение, что производить в первую очередь, где мы расширяемся, а что усекаем. Раз в неделю я появляюсь в «Лаборатории».

  • Upvote 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Первая в рейтинге самых богатых дам — супруга московского мэра Елена Батурина и ее миллиард.Но кто же вторая? Долгое время это место занимали наемные управленцы либо супруги крупных бизнесменов.

Однако на минувшей неделе на второй строчке обосновалась женщина другой закалки — совладелица IT-компаний "Лаборатория Касперского" и InfoWatch Наталья Касперская, чью долю в "ЛК" в ходе подготовки к IPO оценили в 400 млн долларов.

И, похоже, эти 400 миллионов — заслуга самой Натальи, а не ее мужчин. Нынешний муж Игорь Ашманов и вовсе не имеет отношения к ее бизнесу, муж предыдущий, Евгений Касперский, по словам самой Натальи, — "Ландау", гениальный программист, а не менеджер. За собственно бизнес в тандеме Касперских отвечала Наталья.

http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1172518

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты

Создайте учетную запись или войдите, чтобы комментировать

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти с помощью Facebook Войти Войти с помощью Twitter
Anti-Malware.ru Вконтакте   Anti-Malware.ru в Facebook   Anti-Malware.ru в Twitter   Anti-Malware.ru в LinkedIn   RSS
  • Сообщения

    • sharyga777
    • AM_Bot
      Генеральный директор компании «Аванпост» Андрей Конусов поделился с Anti-Malware.ru своим видением ситуации на российском рынке систем IDM. О том, что нужно российским заказчикам IDM , по каким критериям сегодня они выбирают такие системы, каковы сроки окупаемости внедрения — об этом и многом другом читайте в интервью. Читать далее
    • AM_Bot
      Тематика платформ реагирования на инциденты (Incident Response Platforms, или IRP) набрала популярность в последние несколько лет — что подтверждает экспертная оценка. В этой статье мы определим, что такое IRP, и посмотрим, какое предложение IRP существует на рынке на начале 2018 года.     ВведениеОпределение предметной области и рынка платформ реагирования на инцидентыРоссийские поставщики платформ реагирования на инциденты3.1. Jet Signal3.2. R-Vision Incident Response Platform3.3. Security Vision Incident Response PlatformЗарубежные поставщики платформ реагирования на инциденты4.1. CyberBit4.2. IBMOpen-Source-платформы реагирования на инциденты5.1. Fast Incident Response (FIR)5.2. The HiveВыводы ВведениеРост популярности IRP вызван как видимыми бизнесу атаками (WannaCry, Petya, большие DDoS-атаки на российские банковские и государственные структуры), так и постепенным уменьшением объема доступной на рынке труда экспертизе по ИБ. Демографический кризис в сочетании с «клиповым» мышлением приводят к обмелению ранее обманчиво кажущегося безбрежным кадрового моря ИБ-талантов, и заставляет организации искать пути повышения КПД имеющегося персонала, а именно через разработку, внедрение и автоматизацию процессов ИБ, управления инцидентами и реагирования на инциденты, в частности.Особую актуальность тематика автоматизации реагирования приобрела из-за точности и скорости процедур и процессов реагирования. Ведь именно в этот момент счет идет на секунды — организации стремятся снизить время реагирования (а значит, понесенный ущерб) до минимального значения. Определение предметной области и рынка платформ реагирования на инцидентыОпределения IRP в зависимости от источника существенно различаются, но в целом IRP — это класс технологий, направленных на автоматизацию и повышение эффективности процессов управления, реагирования и расследования инцидентов ИБ. Иногда поставщики называют IRP технологической основой для SOC — и с точки зрения рыночных практик с ними трудно спорить, ведь историческая основа для SOC SIEM потихоньку сходит с рынка, а понимание центральной роли log management (и концепции data lake в целом) на рынок еще не проникло в полной мере.Определяющими характеристиками IRP являются наличие функций по автоматизации жизненного цикла управления инцидентами (Incidents management & investigations) и определенная база знаний (Security Knowledge Base), ценятся также функции проведения киберучений (Wargames), автоматического реагирования на инциденты определенного типа (Active Response) и интеграции с различными источниками данных об угрозах (например, платформами управления информацией об угрозах — Threat Intelligence Management Platforms),  что позволяет определить IRP как пересечение четырех множеств на рисунке 2. Рисунок 1. Модель IRP аналитического центра Anti-Malware.ru версии 1.0  Каждое из направлений  IRP имеет свою специфику, например, автоматизация процессов ИБ (incident workflow management & orchestration) предназначена и имеет функции для поддержки достижения трех целей:Контроль качества работы аналитиков в части классификации инцидентов и определениях их статуса (false positive) — архив инцидентов и кастомизируемые карточки инцидентов.Контроль оперативности работы аналитиков — контроль выполнения SLA.Повышение полезной нагрузки на аналитика — автоматическое распределение и назначение инцидентов.На рисунке 2 приведен пример функциональности IRP, что поддерживает процессы реагирования на инциденты ИБ: Рисунок 2. Пример функциональности IRP, поддерживающей процессы реагирования на инциденты ИБ  Рынок IRP включает в себя российских и зарубежных поставщиков решений, а также возможно использовать различные Open-Source-решения. Российские поставщики платформ реагирования на инцидентыРынок IRP в России представлен в первую очередь российскими поставщиками. Особой специфики в российском рынке IRP автору не удалось найти, но локальные игроки традиционно ведут более гибкие продуктовые и ценовые политики.Jet SignalОдним из наиболее молодых игроков на рынке IRP стала компания «Инфосистемы Джет». Компания давно известна своей способностью создавать продукты ИБ — на ее счету Dozor Jet, Jet InView, «Тропа» и много других, и несмотря на выделение вендорского ИБ-бизнеса в компанию Solar Security в 2015, «Джет» продолжает создавать новые продукты ИБ.Вендор позиционирует Jet Signal как систему класса IRP — технологическую платформу для создания SOC, основные задачи которой — управление инцидентами ИБ на всех этапах жизненного цикла: сбор событий ИБ от подсистем ИБ, SIEM, неавтоматизированных источников, управление планами реагирования, автоматизация расследования, организация работы дежурных смен, ведение базы знаний, систематизация данных Threat Intelligence и т. д.Достоинства:Архитектура — как новое на рынке решение, система не имеет legacy-кода.Киберучения — система позволяет проводить киберучения для подразделения мониторинга ИБ (нет отдельного модуля но можно создать синтетический инцидент).Сертификация — система имеет сертификат соответствия требованиям безопасности информации по уровню контроля 2 НДВ и РДВ системы сертификации Министерства обороны и поддерживает комплекс средств защиты Astra Linux. Рисунки 3, 4, 5. Возможности модулей Jet Signal и интерфейс Jet Signal  R-Vision Incident Response PlatformR-Vision IRP стал результатом развития R-Vision GRC в сторону автоматизации процессов мониторинга и реагирования на инциденты ИБ, поэтому в решении традиционно сильны компоненты работы с активами, а за счет длинного присутствия на рынке R-Vision GRC многие функции решения достигли промышленной зрелости и решение разворачивается из коробки — вендор готов проводить пилотные проекты для многих клиентов.Однако стоит отметить, что любая кастомизация предполагает затраты с каждой из сторон, поэтому запросы на добавление функциональности решения определенно будут учтены, но могут быть не приняты вендором без дополнительной оплаты.Достоинства:Опыт проектов в России — источники в индустрии и публичные выступления (например, кейс МТС-банка на Сколково CyberDay 2017) свидетельствуют о значительном опыте вендора по автоматизации процессов реагирования на инциденты ИБ в России в организациях разного масштаба — например, банки топ-50, банки топ-10, государственные структуры.Интеграция — R-Vision инвестировал миллионы в интеграцию с самыми разными средствами защиты информации, некоторые консоли управления от вендоров интегрируемых систем отображают меньше информации, чем R-Vision.Наличие готовых скриптов реагирования (cmd, sh script, Power Shell) и возможность добавления собственных (cmd, sh script, Power Shell , а также в средах python, java и perl).Динамические playbooks. Возможность включения в цепочку действия, результат которого будет зависеть от результата предыдущего.Наличие функциональности по управлению активами и уязвимостями — редкий функциональный блок для классических, прежде всего, западных IRP-решений. Благодаря взаимосвязи указанных блоков с блоком управления реагированием на инциденты значительно повышается эффективность работы аналитиков SOC при расследовании инцидентов, устранении их последствий, установлении причин или оценке ущерба. Рисунки 6, 7, 8, 9. Архитектура и интерфейс R-Vision IRP    Security Vision Incident Response PlatformКомпания Security Vision работала над базовыми функциями IRP, когда аббревиатуры IRP не существовало на российском рынке, одни из первых автоматизировали жизненный цикл управления инцидентами на примере Сбербанка России, где решение находится в промышленной эксплуатации более 3 лет.Для реагирования на инциденты (Active Response) решение использует автоматические планы реагирования и отдельное приложение «Агент реагирования», который является логическим продолжением и развитием собственной системы управления инцидентами ИБ (системы SGRC).  База знаний накапливает знания и позволяет проводить автоматический анализ ранее случившихся инцидентов безопасности и помогает в принятии решений. Функции проведения киберучений (Security Awareness), используется для повышения осведомленности сотрудников компании об информационной безопасности. Агентная и безагентная интеграция с различными источниками данных с поддержкой более 2000 источников (форматы CSV, email, STIX, XML, JSON, и др.) Интеграция для получения фидов на примере IBM X-Force и GIB, GovCERT.Достоинства:Реализация практически любого сценария реагирования на инцидент безопасности, проведение расследования за счет возможности определения цепочки последовательных действий.Развитые средства визуализации и карта инцидентов ИБ (геоинформационная подсистема с проекцией 3D).Полноценный Ticketing workflow (впервые реализован в Сбербанке в 2016 году) с редактором процессов, обеспечивающий работу с любой сущностью «заявки». Имеется автоматическое реагирование в соответствии с runbook/playbook/use case.Высокая надежность, подтвержденная проектами федерального значения (крупнейший SOC в Восточной Европе, SOC госорганов). Наличие агентов для инвентаризации, контроля целостности, доступности и реагирования, что позволяет дополнять функции классической IRP.SIEM-система Security Vision имеет конструктор простых правил корреляции.Наличие функций управления активами, в том числе ИТ-активами.Специализация на кибербезопасности — позволяет предположить более быстрое развитие продвинутой функциональности решений.Ожидается получение сертификата ФСТЭК России. Рисунки 10, 11, 12, 13. Интерфейс Security Vision    Зарубежные поставщики платформ реагирования на инцидентыНесколько лет назад приобрести IRP от зарубежного игрока в России было непросто. Продвигая IRP, еще в 2014 году автор сталкивался как с малым интересом вендоров к России, так и с отсутствием у нас представительств и дистрибуторов. Приходилось выкручиваться с помощью ITSM\BPM-игроков, но с той поры стало легче — на рынок вышло 2 полноценных игрока.При этом до конца неясно, появился ли у зарубежных игроков реальный интерес к рынку — их в стране всего два, в том числе ни одного представительства специализированной (pure play) IRP-компании. Сегмент представлен эксклюзивным дистрибутором CyberBit (IITD Group) и IBM, что ранее приобрела Resilient Systems.CyberBitИзраильская компания CyberBit была основана в 2015 году для защиты корпоративных и критичных (АСУ ТП) инфраструктур от наиболее продвинутых угроз, возможно, ранее являясь внутренним подразделением израильского оборонного концерна Elbit (сейчас его дочерняя компания). Кроме IRP (CyberBit SOC3D) в портфеле решений компании возможно найти EDR, SCADA Security и даже решение класса Cyber Range, что предназначено для имитации корпоративной инфраструктуры при проведении упражнений RedTeam — BlueTeam.Вендор декларирует наличие ключевых для IRP-решения функций автоматического реагирования на инциденты ИБ и управления и контроля обработки инцидентов и тикетов ИБ (подозрений на инциденты), но вынес функциональность киберучений в отдельное решение Cyber Range.Вендор не разглашает своих клиентов, несколько неожиданно комбинируя на своем сайте клиентов с партнерами, поэтому при оценке решения желательно запросить истории успеха.Достоинства:Специализированный портфель решений — вероятна синергия при условии приобретения пакетом.Глобальный опыт — офисы в Израиле, США, Великобритании, Германии и Сингапуре позволяют надеяться, что компания получит доступ к разным проблемам разных клиентов и сможет автоматизировать их решение для будущих клиентов.Новый на российском рынке бренд и молодая компания — позволяет надеяться на ценовую лояльность производителя.Специализация на кибербезопасности — позволяет предположить более быстрое развитие продвинутой функциональности решений. Рисунки 14, 15, 16. Интерфейс IRP-решения компании CyberBit   IBMВ 2016 году известная своим широким портфелем ИБ-решений компания IBM приобрела самого известного IRP-вендора — Resilient Systems. Компания реализует, возможно, наиболее функционально полное на рынке решение, однако рыночные и открытие источники (например, нашумевший тендер в Пенсионном фонде России) свидетельствуют о соответствии цены функциональным возможностям. Видимо, цена не смущает действительно крупные организации — вендор заявляет о присутствии решения в 100 организациях из списка Fortune 500.      Достоинства:Широкий портфель решений — вероятна синергия при условии приобретения пакетом или наличия ранее приобретенных решений IBM.Глобальный опыт — многочисленные офисы IBM по миру позволяют надеяться, что компания получит доступ к разным проблемам разных клиентов и сможет автоматизировать их решение для будущих клиентов.Сильный бренд — «еще никого не уволили за то, что он купил IBM».Функциональное лидерство на российском рынке. Рисунки 17, 18. Схемы работы Resilient Systems компании IBM   Open-Source-платформы реагирования на инцидентыБесплатные решения с открытым исходным кодом (Free Open Source Solutions, FOSS^ или открытые решения) набирают популярность в разных категориях — от операционных систем и виртуализации до прикладных задач безопасности. Ввиду разработки небольшими коллективами энтузиастов FOSS могут развиваться и решать определенные задачи ИБ даже более полно, чем традиционные коммерческие решения от забюрократизированных гигантов — например, тесно интегрируются с TIMP, нативно поддерживают .Fast Incident Response (FIR)В 2014 году CERT Societe Generale (команда быстрого реагирования на инциденты ИБ глобальной банковской группы французского происхождения) выложила в открытый доступ платформу Fast Incident Response для учета и управления инцидентами ИБ.FIR является наиболее функционально простым решением из решений обзора и даже может быть исключен из класса IRP по формальным основаниям. Фактически в решении реализованы лишь процессы управления инцидентами. Однако такой набор функциональности востребован многими организациями среднего размера, которые еще не осознали пользу от развитых процессов и технологий для оптимизации реагирования на инциденты. Вместе с этим в наличии и продвинутая функция — интеграция с TIMP YETI.Открытые IRP-решения несколько концептуально противоречивы — IRP предназначены для повышения эффективности работы аналитиков, однако перед выбором открытого решения стоит определиться, кто из аналитиков (инженеров) будет поддерживать такое решение, неизбежно отвлекаясь тем самым от мониторинга угроз ИБ.Достоинства:Простота — решение быстро разворачивается и обучать его использованию просто.Финансовая гибкость — нет необходимости оплаты лицензий, а также ежегодной поддержки.Технологическая гибкость — открытый код, распространенный язык программирования (Python) и небольшой размер кодовой базы позволяют подправить код самостоятельно при наличии соответствующих компетенций. Рисунки 19, 20, 21. Интерфейс платформы Fast Incident Response     The HiveВ 2016 году CERT Banque de France (команда быстрого реагирования на инциденты ИБ Центрального банка Франции) выложила в открытый доступ платформу The Hive для поддержки расследований инцидентов ИБ.The Hive плотно интегрирована с целым рядом смежных решений для поддержки расследования инцидентов ИБ — платформой по управлению информацией об угрозах MISP, специализированным поисковиком Cortex и агрегатором информации об угрозах Hippocampe.Достоинства:Развитие — решение быстро развивается и обрастает новыми сервисами в рамках единой экосистемы.Расследования — за счет плотной интеграции с техническими средствами расследования The Hive оптимален для Threat Hunting (поиска и расследования сложных угроз).Финансовая гибкость — нет необходимости оплаты лицензий, а также ежегодной поддержки.Интеграция с любым внешним источником (SIEM, IPS, DLP и т. д.) через TheHive4py. Рисунки 22, 23, 24. Платформа The Hive      ВыводыСегодняшний рынок IRP находится еще в своем младенчестве — в России пока лишь десятки клиентов, кому тема интересна и кто готов за нее платить. Однако спрос в основном еще не квалифицирован, а решений мало, поэтому поставщики решений получают премиальную маржу, а развитие функциональности за счет такой маржи идет впечатляющими темпами.Несмотря на молодость рынка на нем уже есть 7 решений с достаточной для выполнения базовых задач функциональностью. Российские поставщики решений обладают уникальными функциями (управление активами и сканирование сети, собственные агенты) либо лучшими функциями на уровне мировых конкурентов (киберучения), зарубежные пока только присматриваются к рынку, а открытые решения угрожают забрать рынок среднего бизнеса у коммерческих — они проще в использовании, разворачиваются быстрее, чем некоторые коммерческие, и не требуют закупки программного обеспечения или обоснования приобретения ПО не из реестра Минкомсвязи.Отдельная тема — контентные базы и референсные библиотеки процессов из коробки. Архитектура и функциональные возможности решений во многом формируются стихийно, и даже мировые лидеры не в состоянии принести клиентам детальный стек проработанных процессов управления инцидентами — процессы «допиливаются» прямо на клиенте. Качественные процессные модели неминуемо станут конкурентным преимуществом для тех игроков, что будут в состоянии их разработать. Коллектив Anti-Malware.ru выражает особую благодарность за помощь в подготовке данного материала коллегам:   Jet SignalАндрей Янкин, заместитель директора Центра ИБ ЗАО «Инфосистемы Джет»R-VisionИгорь Сметанев, коммерческий директор ООО «Р-Вижн»Security VisionРуслан Рахметов, генеральный директор ООО «Интеллектуальная безопасность»Роман Овчинников, инженер ООО «Интеллектуальная безопасность» Читать далее
    • Openair
    • IgorIgorev
      На ставках не пробовал поднимать денег, как то не сильно интересует. Вот игровые автоматы более интересны, сейчас и в онлайн режиме можно поиграть не выходить из дома. Моей маленькой дочурке тоже нравиться нажимать на клавиши, хотя ничего не понимает главное, что сказочные картинки скачут в экране. Играю в основном на автомате Fairy Gate, все что одобрил мой ребенок. Почитать обзор этой игры  можно тут http://casinofreebonuses3.info/slots/fairy-gate .