Опасность незнания

Предположим, в одном классе с вашим ребёнком учится ВИЧ-инфицированный. Вы предпочитаете, чтоб от вас скрывали эту информацию? Или хотели бы знать о данном факте? Или будете взбешены, узнав, что "власти скрывают"? Апелляция к детям – это запрещённый приём в дискуссии. Потому что родительский инстинкт, если его удалось зацепить, затмевает все другие инстинкты, культурные установки, религиозные догмы, не говоря уже о логике.

А логика здесь такова. Сведения о состоянии здоровья – специальная категория персональных данных, охраняемая сильнее прочих. Но в то же время, больной человек может нести угрозы для окружающих. Угрозы разной степени опасности – от неприятного запаха до смертельного заболевания. Значит, эта информация необходима для защиты общественных интересов, а интересы личности могли бы и подвинуться.

Для сравнения: судимость – тоже спецкатегория ПД и тоже может рассматриваться как угроза окружающим. Но степень опасности преступника, по идее, определяет суд. В тех странах, где судебная система действует, имеется механизм компетентной оценки этой опасности: опасных личностей изолируют и выпускают лишь тогда, когда они становятся неопасными. А если остаточная угроза ещё сохраняется, суд назначает в связи с этим дополнительные меры социальной защиты – ссылку, надзор или запрет на определённые виды деятельности.

В случае опасного для окружающих расстройства здоровья подобный механизм предусмотрен лишь в отдельных, особо ответственных случаях. Например, ежедневный медосмотр для пилотов, водителей автобусов, операторов РВСН, телеведущих с аудиторией более 100 тысяч. Ну а не столь опасных субъектов (заразных больных, фанатично верующих, слабых зрением, не владеющих формальной логикой) свободно выпускают в общество. Обществу при этом запрещают самозащиту, поскольку сведения о болезни нельзя обрабатывать без согласия пациента. Исключения предусмотрено лишь два. Первое (п.7 ч.1 ст.6 ЗоПД):

«обработка персональных данных необходима для осуществления прав и законных интересов оператора или третьих лиц либо для достижения общественно значимых целей при условии, что при этом не нарушаются права и свободы субъекта персональных данных;»

Но права больного субъекта при этом невозможно не нарушить.
И второе (п.3 ч.2 ст.10 ЗоПД):

«обработка персональных данных необходима для защиты жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов субъекта персональных данных либо жизни, здоровья или иных жизненно важных интересов других лиц и получение согласия субъекта персональных данных невозможно;»

Но в рассматриваемых случаях согласие возможно! Только не всякий его даст.

Этот дурацкий подход (общий для всей Европы) частично компенсирован только тем, что по-настоящему опасных заболеваний сейчас мало.

Конфиденциальность частной жизни – это вопрос душевного комфорта субъекта ПД. Открытость данных о состоянии здоровья – это вопрос физической безопасности окружающих. Надо бы получше взвешивать риски.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции    Система Orphus

RSS: Новое в блогах на Anti-Malware.ru Новое в блогах